«Укргазвидобування» вийшла на шлях війни із лобістами

Hubs пишет, что в компании обвинили народных депутатов в противоправном давлении на ее руководство

Руководство «УкрГазДобычи» (УГД) решило подробно рассказать СМИ о причинах пикетов под своим офисом, которые прошли на этой неделе. Пикетчики требовали увольнения заместителя главы правления «УкрГазДобычи» Андрея Токаря, отвечающего в компании за проведение тендеров. Причина — коррупция при госзакупках колтюбингового оборудования, предназначенного для ремонта скважин. Пикеты продолжались два дня (2 и 3 марта), однако руководство компании не давало официальных комментариев. Но 4 марта в спешном порядке собрало журналистов, чтобы объяснить ситуацию.

Депутатский след

Перед началом встречи из зала совещаний в УГД вышли несколько народных депутатов, в числе которых был член фракции БПП Сергей Лещенко. Как позже объяснил глава правления компании Олег Прохоренко, их специально пригласили как парламентариев, системно занимающихся борьбой с коррупцией. Кроме Лещенко, среди приглашенных были также Виктор Кривенко и Оксана Сотник. Прибегнуть к помощи депутатов в компании решились, поскольку «войну» против компании ведет другой народный депутат — Максим Поляков из «Народного Фронта». Ранее он обвинял в своих интернет-блогах нынешнее руководство УГД в том, что августе-сентябре 2015 года оно незаконно не допустило к тендеру по закупке колтюбингового оборудования, предназначенного для ремонта газовых скважин, иностранную компанию MOSTON PROPERTIES LIMITED, которая раньше выиграла конкурс на поставку аналогичного оборудования «УкрГазДобыче».

Как рассказал Олег Прхоренко, благодаря обращению Полякова в Генпрокуратуру там уже завели уголовное дело, в рамках которого проверяются факты нарушений при проведении упомянутого тендера, который прошел по процедуре редукциона — торгов с понижением цены. Кроме того, уже после встречи с журналистами руководства УГД, НАК «Нефтегаз Украины» вывесил на своем официальном сайте обращение к правоохранительным органам с призывом защитить подотчетную ей госкомпанию от депутатского произвола. В сообщении также приводятся аргументы, подкрепленные ссылками на базы данных, в пользу того, почему MOSTON PROPERTIES LIMITED нельзя было допускать к участию в тендере.

Суть вопроса

И в «Нафтогазе», и в «УкрГазДобыче» настаивают, что предложения компании MOSTON нельзя было считать наилучшими по нескольким причинам. Во-первых, в майском тендере компания победила с ценой почти вдвое большей, чем победители августовского тендера ($5,85 млн против $3,5 млн). Во-вторых, после майского тендера «УкрГазДобыча» признала эту компанию недобросовестным участником тендера, поскольку та не выполнила в полном объеме свои обязательства на поставку колтюбингового оборудования. А именно не предоставила полный пакет товарно-сопроводительных документов, не провела, как положено, пуско-наладочные работы колтюбинговой установки, а также введение ее в эксплуатацию и инструктаж персонала компании-заказчика.

Также Олег Прохоренко добавил, что поставленная по результатам майского тендера установка предназначалась для работ на море, а не на суше, где добывает газ «УкрГазДобыча». Он сообщил, что MOSTON PROPERTIES LIMITED подала иск в лондонский арбитражный суд с требованием, чтобы УГД доплатила за поставку оборудования, купленного на майском тендере. Однако госкомпания не считает себя обязанной выполнять это требование, поскольку MOSTON не выполнила условия контракта, в частности, поставила не то оборудование, которое оговаривалось в контракте.

Судебные перипетии

Спорить о том, то это было оборудование или не то, или же сколько оно стоит, мы не можем, потому что этот вопрос требует детального анализа узкопрофильных специалистов. Однако, как выяснилось, MOSTON 11 ноября 2015 года подала иск, чтобы оспорить результаты тендера, к которому ее не допустили в августе-сентябре 2015 года. И 28 января 2016 года Киевский хозяйственный суд вынес первое решение по этому делу.

Как видно из этого документа, компания настаивает на том, что ее незаконно не допустили к тендеру и незаконно признали недобросоветным участником. В компании настаивают, что эти обстоятельства делают незаконным принятие госкомпанией предложений победителей тендера. Поэтому в MOSTON считают, что тендер, в котором победила не она, а американско-белорусский производитель ТОВ «Фидмаш» и немецкая компания КАТТ, следует признать недействительным. И суд первой инстанции удовлетворил большинство этих требований.

Как видно из решения, судья встал на сторону истца исключительно по формальным причинам, которые связаны с запутанностью и нелогичностью действий во время проведения тендера на закупку колтюбингового оборудования. В решении суда сказано, что тендерный комитет «УкрГазДобычи» раскрывал предложения участников тендера 25 сентября 2105 года.

Согласно протоколу заседания тендерного комитета, предложение MOSTON отклонили, поскольку компания попала в реестр недобросовестных участников. Но при этом приказ руководства УГД «О порядке закупок товаров и работ», в котором прописана процедура отнесения участников тендера к недобросовестным, был утвержден уже после этого события — 28 сентября 2015 года. А внесли MOSTON в этот реестр недобросовестных еще позже — 12 октября 2015 года. Поэтому, если верить решению суда, компанию признали недобросовестной задним числом. Именно поэтому Киевский хозсуд признал, что истца не допустили к тендеру незаконно, а, следовательно, и незаконно приняли предложение других участников (то есть акцептировало предложение).

Более того, «УкрГазДобыча» не предоставила суду решения тендерного комитета по тендеру, из-за которого судится с ней MOSTON, поскольку эти документы сейчас переданы адвокатской конторе «Wragge Lawrence Graham & co LLP», которая представляет интересы госкомпании в Лондонском арбитражном суде, куда подала иск против УГД та же MOSTON. Но это обстоятельство сыграло на руку руководству «УкрГазДобычи»: суд не смог признать решение по результатам торгов незаконным, поскольку не смог увидеть самого решения. Поэтому контракты с победителями тендера остаются действительными. Хотя из-за решения этого суда их вполне можно оспорить. В итоге апелляцию на решение Киевского хозсуда пришлось подавать не только «УкрГазДобыче», но и победившему в тендере ТОВ «Фидмаш», поскольку затронуты его интересы (принятие предложения компании признано незаконным).

Слушание по этому делу назначено на 16 марта 2016 года. По факту суд даже не вникал, что, как и когда предложила или поставила компания MOSTON. Все решили по формальным признакам. Поэтому логично будет предположить, что корень проблемы в этом деле лежит в соблюдении процедур, а также организации тендеров и работы компании.

Hubs уже писал о конфликте между руководством «УкрГазДобычи» и компаниями, работающими с ней по договорам совместной деятельности (СД), а также о скандале с увеличением зарплаты главы компании Олега Прохоренко до 2 млн грн в месяц. В материалах упоминалось, что в информации, которую подает компания, нет последовательной и четкой картины результатов ее работы. Так, в компании утверждают, что сэкономили 600 млн грн за счет участия в системе электронных тендеров Prozorro. Но сама система выдает экономию компании в значительно меньшем размере — 28,7 млн грн.

Также Олег Прохоренко рапортовал о том, что сама компания без учета результатов по договорам совместной деятельности в 2015 году увеличила добычу по сравнению с 2014-м, а вот СД-шники, напротив, уменьшили ее, недовыполнив план добычи более чем на 300 млн куб м газа. При этом компания до сих пор не обнародовала всю отчетность за 2015 год, и на последней встрече с журналистами Прохоренко не смог назвать точные цифры в сравнении с 2014 годом. А по данным, которые нашел из своих источников Habs, добыча самой компании в 2015 году по сравнению с 2014 г. снизилась на 620 млн куб м, или на 4,6%. А вот СД-шники немного нарастили ее, хотя действительно не довыполнили план. По данным, предоставленным нефтегазовым консалтинговым центром «Ньюфолк», в 2014 году в рамках договоров СД было добыто 1,1 млрд куб м природного газа. А в 2015-м, по данным УГД, они добыли 1,139 млрд куб. м — увеличение на 0,039 млн куб м или на 3,5%.

Так что сомнения в эффективности работы нового менеджмента «УкрГазДобычи» все еще остаются. И признаков того, что они в скором времени рассеются, пока что не видно.