Лидеры эпохи потерь

В рейтинге по итогам 2009 года наивысшую оценку надежности получил 21 банк. Эти финучреждения остались устойчивыми благодаря консервативному размещению средств и поддержке акционеров

Несмотря на экономический спад и многочисленные скандалы, связанные с отдельными игроками, банковская система постепенно преодолевает кризис. Ее общие активы в прошлом году увеличились на три процента, хотя отток депозитов населения из системы составил 1,3%.

Состав группы А — самых надежных банков — существенно не изменился. Среди долгожителей группы находятся иностранные банки, специализирующиеся на корпоративном бизнесе: «Корпоративный и Инвестиционный Банк Креди Агриколь» (ранее — Калион Банк), ING Банк и Ситибанк (Украина). Судя по финансовым результатам «КИБ Креди Агриколь», можно подумать, что банк в 2009-м работал не в кризисной Украине, а в какой-нибудь очень благополучной стране — рентабельность его собственного капитала (ROE) достигла 36%, а достаточность капитала — 16%. Дочка Citibank вообще порадовала акционеров рекордным уровнем ROE в 55%.

В группе А по-прежнему удерживают свои позиции и такие универсальные банки, как УкрСиббанк, Альфа-Банк, VAB Банк, Дочерний банк Сбербанка РФ, ВТБ Банк и «Форум». УкрСиббанку, несмотря на убытки, в 2009-м удалось не допустить снижения собственного капитала. Кроме того, его портфель депозитов населения за год увеличился на 22,51%. Важным событием для этого финучреждения стало и увеличение доли французского банка BNP Paribas с 51 до 81,42%.

Альфа-Банку за год удалось увеличить депозитный портфель физических лиц на 28% и расширить региональную сеть. Приостановив программы потребительского кредитования, банк продолжал фокусное кредитование крупных корпоративных клиентов. Его показатель адекватности регулятивного капитала за 2009 год вырос с 14 до 17%.

Продолжал кредитовать и VAB Банк: в прошлом году он увеличил кредитный портфель корпоративным клиентам на 1,3%. За 2009 год уставный капитал VAB Банка увеличился на 59% — до 542,6 млн грн. В декабре банк нарастил портфель депозитов населения на шесть процентов. Нацбанк пролонгировал ему кредит рефинансирования, а его инвестор из Нидерландов — компания TBIF Financial Services B.V. — в конце года увеличила долю в уставном капитале с 48,91 до 63,0104%. В будущем она намерена довести свою долю до 98%, что означает рост уровня внешней поддержки. Таким образом, благодаря поддержке акционеров VAB Банк технически выглядит гораздо лучше многих крупных банков.

Впервые громко о себе заявил Дочерний банк Сбербанка России. За 2009 год он нарастил свой кредитный портфель на 28,4% и расширил сеть отделений. В апреле 2010-го банк получит доступ к кредитной линии материнской структуры на 188,5 млн долларов. Кроме того, акционеры приняли решение увеличить капитал на 1,47 млрд гривен. Дочерний банк еще одного российского госбанка — ВТБ Банка — тоже чувствовал себя комфортно, нарастив портфель депозитов населения на 88%.

Новые лидеры, старые проблемы

В этом году в группу А впервые вошел БТА Банк (годом ранее его рейтинг был на уровне В). Несмотря на скандалы, связанные с его казахстанскими акционерами, банк обеспечил себе место среди лидеров очень высокими показателями достаточности капитала (52,4%) и ликвидности (80%). В то же время именно неопределенность вокруг собственников не позволила банку занять более высокое место — точной информации о них нет ни в Госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, ни в Национальном банке. Избыточной ликвидностью и достаточностью капитала отличился и Астра Банк, крайне консервативный в вопросе размещения на украинском рынке средств акционеров.

Проявили себя УниКредит Банк, Брокбизнесбанк и Украинский профессиональный банк (УПБ), также переместившиеся в группу А из группы В. В УниКредит Банке зафиксировано высокое соотношение ликвидных активов и привлеченных средств при значительном притоке депозитов населения. Брокбизнесбанк отличился избыточным уровнем адекватности капитала и высоким качеством активов. А в УПБ кроме высокой достаточности капитала имел место и значительный запас ликвидности.

Лидером группы В стал Еврогазбанк, ранее вообще не входивший в наш рейтинг. За 2009 год активы финучреждения выросли с 338 млн до 2,2 млрд гривен. Банк заявил, что планирует обслуживать предприятия газовой отрасли и расширять филиальную сеть.

Снизить рейтинговую оценку с А (в 2009-м) до В пришлось для Эрсте Банка, Правэкс-Банка, Универсал Банка, а также «Райффайзен Банка Аваль». Последний по итогам 2009-го отрапортовал об убытках в два миллиарда гривен. Худшие финпоказатели среди крупнейших фининститутов показали только Проминвестбанк (–2,75 млрд гривен), Родовід Банк (–4,2 млрд гривен) и Сведбанк (–4,3 млрд гривен). Сведбанк мы были вынуждены исключить из рейтинга надежности. К началу года он показал отрицательный собственный капитал (–1,83 млрд гривен), а это означает, что банк подпадает под новый критерий НБУ для введения временной администрации (несоблюдение норматива адекватности регулятивного капитала в семь процентов). При этом шведский Swedbank, запаздывая с капитализацией своей дочки, создает опасный прецедент — доверие населения к банкам с иностранным капиталом может пошатнуться. Решение о дополнительной эмиссии акций на пять миллиардов гривен было принято еще в августе 2009-го, однако к началу года уставный капитал Сведбанка, как и прежде, составлял 2,159 млрд гривен.

Снижение рейтингов Эрсте Банка, Правэкс-Банка, скорее всего, временное. Ситуация в этих финучреждениях не была катастрофической, хотя они закончили год с убытками.

По итогам 2009 года Кредитпромбанк получил рейтинг В+, но в будущем его рейтинг может подняться из-за повышения уровня внешней поддержки. В конце февраля стало известно, что банк проводит реструктуризацию внешних долгов, меняя их на свои акции. Вполне вероятно, что в состав акционеров войдут Европейский банк реконструкции и развития и ряд международных банков, которые получат контроль над 49% акций.

Особенности рейтинговой оценки по итогам 2009 года

Методика расчета рейтинга надежности банков (см. «Эксперт» №16 (161) от 21 апреля 2008 года) в этом году концептуально не изменилась, но была подкорректирована в связи со сменой конъюнктуры рынка.

Минимальный размер активов для участия в (pi)-рейтинге остался неизменным — миллиард гривен. Банковские активы в прошлом году выросли незначительно, поэтому повышать порог было нецелесообразно. При этом в (pi)-рейтинг не вошли банки с временной администрацией, национализированные банки, а также Сведбанк, у которого отрицательный собственный капитал достиг 1,827 млрд гривен.

Между тем Национальный банк прекратил публиковать ряд показателей. Так, вместо затрат банков на персонал он указывает их административные затраты и прочие операционные расходы. Поэтому при оценке эффективности мы теперь используем соотношение чистой прибыли и административных затрат банка.

Кроме того, НБУ прекратит раскрывать информацию о начисленных доходах и расходах банков, и поскольку роль этого показателя невелика, мы решили от него отказаться. Таким образом, теперь при составлении рейтинга используются 17 коэффициентов.

Наконец, регулятор (на наш взгляд, преднамеренно) перестал представлять отчет о наличии у банков рефинансируемых им ценных бумаг, чтобы скрыть уровень нагрузки на фининституты, добровольно или принудительно покупающие ОВГЗ. По мнению агентства, из-за больших проблем в госфинансах ОВГЗ лишь условно можно считать ликвидными активами. Поэтому при расчете коэффициентов ликвидности мы не учитывали наличие у банков гособлигаций.

В нынешнем рейтинге РА «Эксперт-Рейтинг» почти вдвое снизило удельный вес всех показателей рентабельности. Это связано с тем, что в 2009-м многие банки из-за формирования резервов под кредитные риски понесли значительные убытки. Но если на растущем рынке убытки означали близкий дефолт, то в кризис их наличие не является катастрофой. В то же время мы увеличили удельный вес коэффициентов, характеризующих достаточность капитала. Как показало наше исследование, многие банки наращивали собственный капитал и в условиях убыточности, прежде всего за счет инвестиций акционеров.

Не желая менять интервальную оценку коэффициентов при пересчете в баллы, мы снизили пороги вхождения в группы. Чтобы попасть в группу А, нужно было набрать минимум 450 баллов (500 в 2009-м), в группу В — 375–450 баллов (400–500 баллов в 2009-м).

Мы также расширили диапазон оценок внешней поддержки — от 10 до 60 баллов (от 20 до 60 баллов в 2009-м). Десять баллов получали банки, чьи материнские структуры сами обращались за помощью в международные финансовые организации или с большим опозданием предоставляли финансирование своим дочерним структурам в Украине.
Виталий Шапран

Факторы, путающие карты

Таким образом, рейтинг по итогам кризисного 2009 года оказался динамичным. Банки активно передвигались из группы в группу, причем некоторым иностранным дочкам уже не помогали даже премиальные баллы за внешнюю поддержку. Они оказались в неблаговидной ситуации из-за начисления больших резервов под кредитные операции. После формирования огромных резервов у таких банков, как Сведбанк, не хватило собственного капитала, чтобы покрыть возникшие убытки, а финансирование от акционеров еще не подоспело.

Именно из-за различной политики резервирования у банков разные финансовые результаты. Одни банки планомерно начислили резервы, исходя из реального состояния кредитного портфеля, другие списали всё плохое с баланса, создав таким образом «сенсацию» в виде новостей о рекордных убытках. А у некоторых финучреждений (к примеру, Ощадбанка) соотношение резервов и кредитов невысокое, хотя известно, что они кредитуют далеко не самые устойчивые компании.

До сих пор точно неизвестно, насколько начисленные банками резервы отображают истинное качество кредитных портфелей. Среди фининститутов с иностранным капиталом царит пессимизм — из-за удручающей экономической статистики их страновые менеджеры в Европе дают негативную оценку процессам, которые совершаются в Украине. Поэтому на рынке происходят громкие списания и сделки банков с коллекторами под один или два процента от стоимости портфелей. Например, Правэкс-Банк продал Credit Collection Group портфель проблемных кредитов на три миллиарда гривен всего за 3,7 млн гривен.

Тем не менее убытки, которые сейчас декларируют крупные банки, носят бухгалтерский характер. Пока это не реальные потери, а лишь записи в их оборотно-сальдовых ведомостях. Реализуются ли риски на практике, будет зависеть от темпов восстановления отечественной экономики.

В этом году банки уже смогут стимулировать экономику кредитными вложениями. Общие свободные ресурсы системы, которые можно было бы пустить на кредитование, на начало 2010 года мы оценили в 180 млрд гривен. Именно столько составляют избыточные ликвидные активы на банковских балансах, хотя Минфин, через НБУ «стимулирующий» банки покупать облигации внутреннего государственного займа (ОВГЗ), может не согласиться с такой цифрой.

Однако иностранцы не готовы кредитовать реальный сектор, опасаясь невозвратов, а отечественные банки предпочитают покупать ОВГЗ. Рынок гособлигаций, где доходность достигает 30% годовых, в последние семь-восемь месяцев стал реальной альтернативой кредитам.

В нынешнем году отечественная банковская система может преподнести нам неприятные сюрпризы. Не факт, что все банки, выжившие в 2009-м благодаря вливаниям акционеров, сегодня останутся на плаву. Тень дефолта маячит над теми финучреждениями, у которых на протяжении последних двух лет были проблемы с увеличением собственного капитала.

Кризис пойдет на пользу рынку — волна сделок М&A очистит его от неэффективных игроков. С другой стороны, стране будет сложно выйти из рецессии при появлении более десяти новых проблемных фининститутов.

Под ударом находятся государственные банки, портфели которых перегружены ОВГЗ, в том числе и те, которые были национализированы (рекапитализированы государством). В случае даже технического дефолта по государственным обязательствам (а его вероятность остается высокой) у них возникнут проблемы с ликвидностью. Вероятный дефолт не только ослабит госбанки, но и примерно вдвое сократит сумму свободных кредитных ресурсов в системе. Возможно, опасаясь такого сценария, НБУ в феврале изменил систему рефинансирования банков. Кроме того, председатель Нацбанка не исключил возможности снижения учетной ставки до шести процентов годовых — похоже, банковский регулятор намерен устранить дефицит кредитных ресурсов в системе. Это подтолкнет инфляцию, но добавит стабильности банкам.

Капитальная забота

По данным НБУ, к началу 2010-го совокупный собственный капитал украинских банков составлял 120,2 млрд гривен или 13,7% от пассивов. За год совокупный собственный капитал вырос всего на 0,8%, в основном за счет вливаний акционеров. Каждая гривня, учитываемая в банковском балансе как собственный капитал, на 94,5% была профинансирована за счет средств акционеров.

Представление о том, как акционеры банков заботились о них, дает информация Нацбанка о повышении уставных капиталов за 2009 год. Мы отобрали 20 банков, которые в наибольшей степени нарастили уставные капиталы. Больше всего денег на спасение банков выделило украинское правительство (14,3 млрд гривен на рекапитализацию). Еще 6,9 млрд гривен Кабмин предоставил Укрэксимбанку, в том числе для увеличения кредитования НАК «Нафтогаз України». Само собой разумеется, что деньги для госбанков у правительства появились за счет кредитов международных организаций.

Самое крупное иностранное вливание в украинскую банковскую систему обеспечило правительство РФ, а точнее — российский Внешэкономбанк (ВЭБ). Он вложил в уставный капитал Проминвестбанка более пяти миллиардов гривен. Самым крупным частным вливанием в отечественные банки стало повышение уставного фонда ПриватБанка. Его акционеры — Геннадий Боголюбов и Игорь Коломойский — дали на развитие 2,126 млрд гривен. Впрочем, исходя из размеров ПриватБанка, такое вливание сложно назвать очень существенным. Самым щедрым инвестором из дальнего зарубежья стал французский BNP Paribas, вложивший в УкрСиббанк 1,275 млрд гривен. Впечатлила также инвестиция польского государства в украинский Кредобанк — миллиард гривен.

Можно спорить с тем, достаточно ли было выделено денег, но вряд ли кто-то из приведенных в топ-двадцатке банков покинет украинский рынок. Вместе с тем вызывает сожаление то, что за последние годы украинские банкиры так и не научились привлекать капитал у портфельных инвесторов, они лишены доступа к рыночным источникам собственного капитала.

В отличие от украинских собственников пока ни один иностранный банк не переступил черту и не обнулил свои основанные на доверии обязательства перед украинскими вкладчиками. За полтора с лишним года кризисных мучений никто из иностранцев не отказался от идеи работать в Украине, некоторые лишь сократили свое присутствие (например, группа ING отказалась от развития розничного бизнеса). Сейчас главная интрига связана с Swedbank — захотят ли шведы, ныне медлящие с оплатой новой эмиссии, оставлять здесь розничный бизнес?

Кризис показал, что банковская система несамостоятельна и зависима от внешних источников финансирования. Приход ВЭБ и поддержка со стороны западных банков оказали цементирующее влияние на систему, однако без международной помощи и вливания со стороны государства полномасштабный кризис стал бы реальностью.
Виталий Шапран